?

Log in

Предыдущие граффити | Следующие граффити

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

BAD RELIGION

…But boy you need prayer and
If it brings me to my knees
It`s a bad religion

Frank Ocean — Bad Religion




«Освещённый спот», — так можно перевести название фильма.

«Спот» — это любое место, где человек, хотя бы на секунду, становится собой: это трасса сноубордиста, это спуск с гребня маверика серфера. Это трюк скейтбордиста, это сальто через пропасть альпиниста, и всегда — это тот момент, когда человек наиболее приближен к себе истинному, к такому, каким он и должен быть. И вот сейчас этот спот снова освещён, — Том МакКарти и группа актёров, перевоплотившихся в журналистов, — разоблачают Зло, разоблачают Мессу без Христа, секс без страсти и Спасение без Любви. Но долго ли ещё отблеск их прожектора будет освещать наш путь после просмотра фильма?.. Пройти его придётся в одиночку, опираясь только на себя, Бога и своё Высшее Я. «Не грустно ли одному на тёмной дороге?» — опять спрашивает Фрейзи Грант каждого из нас…




Фильм полудокументально и без лишних эмоций заставляет читать между строк. История, — то сжимающая сердце стирающей краски бытия безысходной тоской, то возносящая его на колючем ветру промозглой и бескрылой надеждой, история в упаковочной бумаге мелькания часов или недель, окружённая обыденностью чашек кофе, кружек пива, закусок пиццей на ходу и усталыми лицами, — по-настоящему бросила вызов Злу. Так школьная линейка, таящая в себе бесконечность неделимых атомов, ухитряется быть конечной и расчерченной на ободранные миллиметры, так и работа этих журналистов намного больше «просто человеческой» работы, вмещает в себя спасение и Вечности, и человеческих душ.



Фильм «В центре внимания» серьёзнее романтики, — бандитской ли, как в «Спящих» Левинсона, богемной ли, как «Дурном Воспитании» Альмодовара. Никакой иносказательной психоделичности, как в «Тёмной Башне», с расстрелом продавшейся Сатане церкви Роландом, и никакой мистики, как в «Колдунье» Мишеля или «Стигмате» Уэйнрайта. Здесь никто ничего не стыдится и не прячет за фиговый листок метафоры. «Раздеться» здесь — это проявить невинность, а завуалировать сказанное было бы реверансом в сторону Зла.

… Делает ли сегодня церковь нас победителями? Заставляет ли она почувствовать себя на Споте? На гребне волны? Помогает ли воскреснуть, даёт ли она надежду на то, что и мы сможем когда-нибудь высоко вознестись, что и в нас проснётся энергия того ядерного взрыва, отпечатки чего нашли на плащанице Христа, изучая момент Его воскресения?..



Или Церковь ласково успокаивает нас сонными заупокойными Мессами за живые ещё души, гладит и заговаривает нашего послушного и израненного внутреннего ребенка чем-то под кодовым названием «спасение скорбями», чтобы легче было и дальше принимать яд лжи и смиряться с бессмысленностью бытия под лепет старого уютного телевизора?..

Но на одной ли Церкви вина в происходящем? Люди молчали, «смиряясь», как в фильме «Лурд» со Злом, пока сон разума рождал чудовищ.


















Церковь заставляет «почитать» оскорбления и побои, — заповедь «почитай отца и мать» для неблагополучной семьи может запросто привести к почитанию греха родителей, увести человека к Сатане от Бога. «Спасаясь скорбями», служа в прямом смысле слова Злу родителей, потакая им как «богам», принося их оскорбительному отношению в жертву «во имя Бога» свою жизнь, становишься никем и ничем. Любой священник заставит считать оправданным насилие, если оно исходит от мужа, избивающего жену и детей, или от проститутки матери, которая отдаёт детей на панель, — ведь разрыв с ними — это «ослушаться волю Божию» и «сойти с креста», который только один спасителен.

И потому, если ты христианин, ты должен «поклониться Злу падши», принять это как послание от Бога или даже умереть от руки пьяного отца или насильника-священника, «неся свой крест»?





Но только ты сам переходишь эту опасную тонкую грань между смирением и самоуничижением-саморазрушением, только сам почитаешь в родителях или жене-муже не Свет, а Тьму. Ты почитаешь не мать и отца, не священника, ибо они уже на этот момент ими не являются, а Сатану, служишь Тьме и тем самым не «сотворяешь заповедь», а преступаешь её. Ведь принося себя в жертву Сатане, ты служишь отнюдь не Богу, а Злу, заключая с Злом Завет. Вот почему важно не умирать на Кресте, а жить. И вот в чём смысл Воскресения и Вознесения, Перехода, если хотите.







И потому именно самому человеку важно не принимать смирение со Злом, рассматривая его как «наказание» и «искупление», важно не самоуничижаться до того, чтобы стать не смиренным, а саморазрушенным, не спасённым, а самоубийцей.



И если так, то не будет ли лучше и честнее покаяться перед Христом в том, что служили не Ему, а духу, явно Ему противоположному?





Христос говорил людям Ветхого Завета: «Отец ваш Диавол» и учил разделять, делать выбор между долгом (законом) и спасением по Любви и Свету (по Благодати). Он не собирался ни становиться Царём Иудейским, ни создавать Православную Монархию, в чём усиленно уверяют людей сегодня.







В нашей псевдохристианской культуре, в том числе и в Православии, у людей это саморазрушение «во имя Бога» проявляется часто и в обсессивно-компульсивных расстройствах, делающих нас подобными средневековым флагеллантам, и в многочисленных теориях о «сжигании кармы» или «закрытии гештальтов», в синдроме «отложенной жизни» или «заслуженных страданий».

Вот почему, помогая унижать и разрушать себя, человек является соучастником Чёрной Мессы и нарушителями Нового Завета с Христом.







Актёры и их персонажи — взрослые люди, которые в силу этого способны увидеть действительный и конкретный масштаб трагедии, и расследование становится ещё более шокирующим.





В фильме «В центре внимания» актёры прекрасны этой Правдой: Лев Шрайбер — отстранён и уверен в себе, — никаких игр, никаких шуток, ничего лишнего. Марк Руффало — сама естественность, и его страстность в борьбе с недопустимостью преступления так же не пафосна, как и непосредственность Рэйчел МакАдамс, приносящей бабушке стакан воды после прочитанного. Шутки Майкла Китона и Джона Слэттери — это необходимый клей, что удержит и «The Boston Globe», и зрителей в рамках равновесия.







… Сейчас людям важно выжить. Спасти планету, создавать новые прекрасные отношения, семьи, рабочие места, где будет торжествовать не страдание и грех, а красота и благодать, добро, любовь, принятие.





Сейчас в мир приходит Новое Христосознание, где основной постулат будет не в «закрытии кармы», не «в искуплении греха дозой страдания», не в разгоне Тьмы, а в зажигании Света, в созидании Добра. Но служить ему можно, только полностью выйдя из состояния жертвы, порвав со смертью на всех уровнях и вступить на путь Жизни, ведь «Бог есть Свет и нет в Нём никакой Тьмы»…



Кибер-Граффити Сине-Фиолетовых Неоновых Стен

Comments

heaven_spire
Mar. 25th, 2016 08:55 pm (UTC)
«Наиболее разрушительный аспект детского абьюза — это его проникновение в ум ребёнка и оккупация, подчинение себе ментальных процессов; это случается, когда ребёнок находится в физической и эмоциональной зависимости от взрослого, который насилует, который эксплуатирует… в этой ситуации одному человеку предоставляется право контролировать и определять реальность другого даже тогда, когда определение этой реальности идёт вразрез с действительным опытом, переживаемым подчинённым индивидом».

Как именно работает идентификация с агрессором? Находящийся в абьюзе ребёнок, в постоянных попытках жить внутренней жизнью агрессора и расшифровать его опыт, заполняет пустоту, которая образуется вследствии хронической диссоциации с своими собственными чувствами и восприятиями, сверх-активным интеллектом, который всегда начеку. Таким образом, ребёнок старается предвидеть и нейтрализовать всевозможные опасности, исходящие от агрессора. Ференци обнаружил у таких детей раннее и резкое развитие сверхчувственных восприятий, сверхразвитые умственные способности (даже явновидение), целевое назначение которых, — оценивать окружающую обстановку и просчитывать наивернейший из возможных способ выжить. Знать агрессора «изнутри», занимать наиболее близкую к нему наблюдательную позицию позволяет ребёнку (и женщине) точно выверить способ, которым можно умиротворить, соблазнить или обезоружить агрессора в каждый отдельный момент.

"Ребёнок может даже участвовать в удовольствии, которое испытывает агрессор, наносящий ему увечья; Ференци наблюдал, как травмированный ребёнок «может стать настолько чувствительным к эмоциональным импульсам человека, которого боится, что принимает страсть агрессора как свою собственную. Так, страх… превращается в любовь и боготворение». Похожим феноменом, возникающим там, где люди лишены возможности эффективно противостоять угрожающей им власти, и поэтому начинают удовлетворять персонифицирующего её индивида не только своим поведением, но и своими эмоциональными реакциями, является Стокгольмский Синдром, в рамках которого люди, находящиеся в ситуации заложников, развивают симпатию к агрессору, стремление защитить его, влечение к нему и любовь, любовную преданность. Только чувствуя то, что чувствует агрессор, мы сможем безукоризненно разыграть ту роль, которую он требует от нас. Хотя частично способность к собственному восприятию присутствует всегда и сопротивляется полной идентификации, мы стараемся её не замечать"

http://womenation.org/female-psycho-basics-1/
http://womenation.org/abused-women-handbook-psychological-recovery/

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Jared MacPherson