?

Log in

Предыдущие граффити | Следующие граффити




АНДЕГРАУНД ДЛЯ ДВОИХ



… Я слышала о паре, которая в СССР заперлась дома, забаррикадировалась в комнате, полной дорогой мебели. Заперлась от родителей, высокопоставленных советских чиновников. Эта пара набрала еды, выпивки и гашиша, и не выходила из постели, пока отец не расстрелял их обоих через дверь из охотничьей винтовки, — ведь ему хотелось быть на высоте перед руководством КПСС, а эта пара была хиппи.
Когда он расстреливал их, они уже были почти мертвы. Мертвы от алкоголя, слёз, секса и голода, — эти хиппи, которых нашли в объятиях друг друга с перепутанными волосами, бахромой, джинсами, которые замерли в последнем поцелуе. Их Крест был и стал Воскресением. А Кровь, как пел Моррисон, была внесена в рождение нации Вудстока: «Кровь — это Роза Мистического Союза», нации Индиго, нации свободных детей, которые сегодня не знают, что делать с этой свободой. А на проигрывателе тихо скрипела пластинка Led Zeppelin. После мать одного из них умерла от сердечного приступа, и их обвинили в том, что они не только предатели Родины, но и убийцы матери. Это случилось в год выхода фильма Лилианы Кавани «Ночной Портье», в 1973 году.
Вырванное
сердце трепещет
просит ЛЮБВИ
бедная рыбка, которая ищет последний
вдох в плоти воздуха
И никого рядом с этой смертью
только скорбные ветви
и целый мир мчится мимо
сквозь асфальтовый бред и покой
поцелуезащитного мира пластмассовых унитазов тампакса
и такси
с аптечными ковбоями
ограбленными индейцами
неримскими сенаторами
пластиковыми геями
совестливыми конформистами
и всеми прочими подробностями мечты, ставшей ничем и попавшей
черт-те куда
к безмозглым прериям
супермакетам с упакованным отсутствием ощущений
кладбищам с паровым отоплением
престольным праздникам
протестующим соборам
кривым пьяным крышам
а холмы полны синего неба и влюбленных
с цветами
их длинные волосы развеваются по ветру
и все они смеются
и машут руками
и перешептываются
и смотрят с любопытством
пытаясь понять, что это за кладбище
в которое утыкаются рельсы

Лоуренс Ферлингетти








… Любовь и страсть, страсть, смешанная с любовью, смерть, топчущая любовь или любовь, преодолевающая смерть? Всё смешалось в «Ночном Портье», и чтобы снять этот шедевр, режиссёру пришлось преодолеть многое: и косность окружающих людей, которые желали бы закрыть от себя и других правду, и раны войны, ещё не успевшие зажить к 1973 году, и торжество тоталитарности, которое, по Фромму («Бегство от Свободы»), никуда и не думало исчезать. В её фильме всё интуитивно, неявно, неоднозначно, эмоционально, очень больно и пронзительно прекрасно. Здесь нет ответов, как нет и морализаторства, нет неоспоримости выводов, есть только шокирующая правда. И я не вижу в нём садомазохистского симбиоза, я вижу в нём только попытку Макса и Люсии затмить одной болью ещё большую боль, найти спасение и растворение друг в друге, это Любовь одинаково раненых и равных перед фашизмом жертв. Это подполье вдвоём, андеграунд, антифашизм, Сопротивление, если хотите, и их антифашистская демонстрация под пулями в конце — это настоящее мужество, которому стоит поучиться каждому, потому что эта война не кончилась, и вы это знаете.



… 1957 год, Вена. На улицах города хозяевами являются не «приличные граждане», а друзья, сослуживцы и секс-партнёры фашистов. Они везде, они занимают должности от метрдотеля до кассира, от танцовщика до врача. Мир будто парализован ядом гигантского тарантула, ядом скорби и страха такой силы, что будто и речи не шло о Победе или Нюрнберге. Мир танцует тарантеллу медленно и обречённо, погружаясь в кошмарный сон.
Фашизм торжествует в театре, на концерте, в кафе, на улицах, он незримо поставил на колени весь мир, вполз в души ночными кошмарами, наркотиками, рассветами и закатами с виски, от которого не пьянеешь, снотворным, от которого не заснуть, влез через музыку, отнял Моцарта и Гёте у Степного Волка — Гарри Галлера, а когда тот кричал об этом в романе Гессе на всех перекрёстках и угрожал бритвой, то был услышан лишь «свингующей девочкой» Герминой, такой же обречённой, как и всё сгинувшее в тех войнах поколение, морально или физически…
Здесь нет предательства Высшего Я, нет той подмены катарсиса насилием, которая так оглушает в «Одержимости» и нет соучастия с насилием и жертвенной покорности, что так шокирует в «Скорбном Лесе».
Макс и Люсия — это нарицательные имена многих и многих любовников, которые остались бессмертны, преодолели этот крест и «попрали смерть смертию», но до сих пор тоталитарное общество отдаёт влюблённых на этот жертвенник. И на каждой такой истории, как и на истории Эрика Дрэйвена и Шелли, Паоло Малатеста и Франчески да Римини, какой-нибудь анонимный художник граффити обязан начертить анаграмму королевской Лилии и имена. Ведь все мы дети и внуки не Детей Цветов, не Бога, а рабов, не свободных, а «детей войны», и часто это смывается только чистой кровью, потому что любая чистая, невинная кровь — это кровь Христа. И на всех нас эти розы, эти обагрённые кровью оковы, — по крайней мере, на тех, кто любил по-настоящему. И тогда Любовь станет самой главной угрозой и для фашизма, и для тоталитаризма вообще.



Нет, не «свидетели» угроза шайке палачей, они и так — вокруг и везде, но то, что может оживить, пробудить человечество ото сна, — вот, что является угрозой, и именно Любовь — главный свидетель и обвинитель фашизма в его извращённой непригодности для жизни в этом фильме. И именно она и будет уничтожена, в чём я и вижу его истинный трагизм.
«Когда Дирк Богард, как он вспоминал позже, «с тревогой и страхом» вышел на улицу в мундире со свастикой, толпа зевак… громко зааплодировала. А кто-то даже выкрикнул: «Heil!»" (с)




Это они, те же самые обыватели, молчаливо приветствующие Гитлера и Сталина, позже, в 60-х, направят ружья на своих детей, которые массово выйдут на антивоенные марши по обе стороны железного занавеса, это они будут истерично топтать цветы, которые их дети вплетут в волосы, ведь они искалечены уже настолько, что пойдут даже на смерть, но не выпустят своих детей их оков этой невротической цивилизации.



И всё-таки сегодня «Ночной Портье» опаснее, чем был тогда, в 70-х. Тогда он был символом Свободы, сегодня же он поэтизирует непротивление, то самое соглашательство со злом и смирение с умиранием, что было не заметно за общим шоком 90-х, когда его впервые показали в России, и что так опасно сегодня, в эпоху, которую Бодрийяр вслед за Маслоу называет «эпохой деритуализации».



Деритуализовав джаз в «Одержимости», ты получишь ключ к жизненной энергии человека и погасишь её, деритуализовав величие Высшего «Я», поменяв его и Эго местами в «Лесу Скорби», ты получишь Тьму вместо Перехода в Рай. Но и «Ночной Портье» сегодня опасен тем, что оправдывает андеграунд, задерживает человека в состоянии жертвы, показывает смирение жертвы с неизбежной гибелью. Что могло помешать Максу и Люсии убежать вдвоём из Вены, из страны, порвать полностью с искалечившим их окружением? Напряжение, ложь, закрытость, неискренность, двойные стандарты невротизированного посттоталитарного общества?






Да, они убивают их снова и снова, а вместе с ними и всех нас, и пока снимаются, принимаются и приветствуются нашими современниками такие идеи, как «Одержимость» или «Лес Скорби», — фашизм ещё может снова вернуться в наш мир и взять за горло тех, кто уже заранее безответственно согласился с ним и принял его вместо своего живого сердца.
ВСЕМ ЛЮБОВНИКАМ МИРА ПОСВЯЩАЕТСЯ

Кибер-Граффити Сине-Фиолетовых Неоновых Стен

Comments

heaven_spire
Feb. 11th, 2017 11:13 am (UTC)
Я полностью соглашусь. Но когда они увидели то, что мертвы, нужно было бы найти в себе мужество начать сначала. И обличение фашизма здесь прослеживается ещё и в том, что Макс на деле не смог быть нацистским сверхчеловеком, не проявил волю к жизни, а встал на уровень своей жертвы. Это даже в чем-то экзистенциальное обличение фейка фашизма?
sveshinieks
Feb. 11th, 2017 12:59 pm (UTC)
Вы или довольно молоды, или сумели избежать в жизни больших трагедий, когда уже ничего не исправишь. Я не могу представить, чтобы люди могли возродиться после концлагеря. Наверное в этом плане яркий пример - это Шаламов.
heaven_spire
Feb. 12th, 2017 11:14 am (UTC)
Думаю, если иметь в себе Свет, то выживешь в гулаге и прочем, не дашь себя сломать. масса священников и простых верующих не дали им сломать в себе людей
sveshinieks
Feb. 12th, 2017 12:15 pm (UTC)
Но, ведь, герои этого фильма к таковым не относятся. Они оба сломались. Я за победу Света над тьмой, но против поиска Света там, где его нет. Зло может быть побеждено только тогда, когда оно названо по имени. Вот Вам ссылка на лекцию Ольги Седаковой, где она эту проблему рассматривает со всех сторон.
https://youtu.be/JfZJEHoW3wI
heaven_spire
Feb. 13th, 2017 02:04 pm (UTC)
Не то, чтобы я не хотела посмотреть эту лекцию, но я не знаю, кто это :), и мне больше интересно Ваше мнение, так как Вас я более или менее представляю себе.

Свет, пока есть жизнь, есть всегда. И уехать и начать сначала можно всегда. Ради себя - этого слишком мало, а для Любви - этого достаточно, если это любовь. Эти люди, тем не менее, не сдались, а вышли под пути, - это тоже был Свет. Хотя и из последних сил. Но его не назовешь пирровой победой
sveshinieks
Feb. 13th, 2017 02:25 pm (UTC)
Проблема как раз в том, что Вы воспринимаете это как любовь, а это такое психическое расстройство. У женщин очень сильная психологическая защита, поэтому нормально, что Вы не видите тот кошмар, в который превратилась их жизнь.
heaven_spire
Feb. 14th, 2017 07:11 pm (UTC)
Я-то как раз вижу этот кошмар. Но он не перекрывает любовь. Она остается даже под самой грязью. А вот в наши дни, - дни избалованных и бесчувственных людей, - прожигающих свою жизнь, - даже так люди не способны любить... Хотя у них "мирное небо над головой". Увидьте кошмар в этом!
heaven_spire
Feb. 28th, 2017 04:43 pm (UTC)
http://heaven-spire.livejournal.com/131339.html

Вот, где Любовь :)))

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Jared MacPherson